воскресенье, 9 октября 2011 г.

Спам. Глава 1.


P.S.
Совпадения некоторых имён с именами сталкеров из книг других авторов (Например, Медведь), совершенно случайны. В то же время автор выражает благодарность всем, кто развил тему: Ежи Тумановскому, придумавшему «квады», и многим другим.
Александр Тихонов
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — Урок выживания
В первой части повествование ведётся от лица сталкера по прозвищу Спам.
Глава первая — Боевое крещение
В последнее время я очень беспокойно сплю…
Каждую ночь мне снится один и тот же сон. В нём я иду по жухлой траве, минуя остовы машин и паутину арматуры. Порывы ветра качают заросли кустарника. Серые облака закручиваются в спираль. Густеет туман. Через пару секунд уже неразличимы ржавые «скелеты» КамАЗов…
Лишь ветер, разгоняющий туман, выхватывает из него размытые силуэты, но я продолжаю идти. Через несколько минут передо мной возникает бетонный саркофаг ЧАЭС. Туман рассеивается, давая увидеть ослепительную вспышку…
Выброс! Я пытаюсь бежать, хотя и знаю, что это бесполезно…
Неведомая сила поднимает куски арматуры в воздух, окутывая их голубоватым свечением…
Ещё одна вспышка, и я просыпаюсь в холодном поту…
* * *
Зона не прощает ошибок. Не заметил мутанта — смерть. Не спрятался от выброса — смерть.
У любой ошибки здесь один итог — гибель, но, не смотря на это, сотни людей рвутся сюда в надежде на лёгкую наживу. Возвращаются единицы.
Я часто видел в баре таких «возвращенцев» — жалких пьянчуг, желающих забыть прошлое с помощью спиртного. Они те, кого зона пощадила по одной ей ведомой причине.
Я много читал в журналах про смелых солдат, глядящих в глаза смерти сквозь перекрестье прицела, про дерзких сталкеров, про страшных Контролёров. Я читал всё это, а потом приходил в бар и видел отрешенные лица вернувшихся, и как маленький ребёнок, обманутый красивой сказкой, вновь и вновь проклинал авторов этих статей.
Но однажды всё изменилось. В бар пришел широкоплечий человек лет сорока, и попросил налить всем сталкерам за его счёт, ведь сегодня он «сорвал куш».
Услышав слово «сталкер», посетители уткнулись в свои стаканы, будто за спиной вот-вот появится эфэсбэшник и арестует за «нарушение секретности», вроде бы так это у них называлось.
Была не была. Я поднялся из-за стола и осторожно подошел к незнакомцу.
— А вы, правда, сталкер? — Проговорил я с восхищением.
— Конечно. — Он улыбнулся и сделал бармену знак. — Налей этому пареньку. Меня зовут Артур, если интересно.
Он поднял бокал и прокричал:
— Выпьем за зону, кормилицу нашу!
Все посетители вновь уткнулись в свои тарелки, а сталкер, после небольшой паузы, обратился ко мне:
— Видишь этот сброд, парень? Думаешь это сталкеры? Нет! А ты знаешь, что отличает сталкера от таких вот алкашей?
— Нет.
— Риск. Сталкеры живут риском. Пан или пропал. Понимаешь?
— Кажется, да.
— Так вот, я кричу всем и вся, что я сталкер. Рискую попасться, но какой сталкер не рискует. Скажу по секрету, вчера я рискнул жизнью, и выиграл столько, что никакому мародёру не снилось. А эти. — Он с досадой плюнул на стол. — Даже голову поднять боятся. Тоже мне охотники за артефактами. — Он сделал ещё несколько глотков и продолжил. — Мой тебе совет, парень, не надо гнить здесь как эти. Рискни. Кто знает, может из тебя выйдет толк.
Я молча допил пиво, и поднялся из-за стола.
— А какое имя ты возьмешь, когда пойдёшь в Зону? — Спросил Артур, явно не сомневаясь в моих планах.
— Не знаю, пока не думал над этим. Может, как ты назовусь, своим именем, Саня.
Артур усмехнулся:
— Ну да, как же, своим.
— А что, разве тебя не Артур зовут? — С изумлением проговорил я.
— Нет, друг мой, меня зовут Николай. — Он замолчал, будто вспоминая собственное имя. — Николай Павлов. Вот только у сталкеров нет имён. Только клички.
— А почему?
— Не знаю. — Артур пожал плечами. — Всегда так было.
— А как бы вы меня назвали?
Такой вопрос слегка озадачил сталкера.
— Какие у тебя увлечения?
— Я программист. Значит так и назовём?
— Слишком длинное. Может…
— Может Хакер. — Предложил я.
— Не получится. Одного сталкера из Свободы зовут именно так.
— Тогда Спам.
— А что это вообще означает. — Глаза Артура скользнули по мне, как взгляд гаишника, прикидывающего, за что бы взять штраф.
— Почтовый компьютерный вирус. Мусор из интернета. Что-то вроде этого.
— А, понятно, мелкий и пакостный. Чтож, хорошая кличка.
Мы рассмеялись.
— Если хочешь быть сталкером — приходи завтра к опушке леса. Я тебя подготовлю.
В восторге я вскочил из-за стола, протянул руку Артуру, прощаясь, но тот лишь покачал головой:
— В Зоне не принято пожимать руку. Такое правило.
— Понял. — Я повернулся и зашагал к выходу…

На следующее утро я миновал поросшее бурьяном поле, и, когда многоэтажки города скрылись из виду, вошел в прохладный сумрак леса.
Артур стоял на холме, среди сосен, жестом приглашая меня последовать его примеру.
— Видишь вон те холмы. — Проговорил он. — За ними Зона. Если рвешься туда, без подготовки не обойтись…

Всё лето он учил меня стрелять, драться, метать ножи, пользоваться ПДА, обезвреживать мутантов, и к концу августа я стал настоящим сталкером, правда, без практического опыта…
* * *
Я прекрасно помню тот день, когда в баре объявились новенькие.
Нет, они не были новичками. Просто в бар зашли впервые. Они были сталкерами. Оба высокие, крепкие, одетые в серый камуфляж.
Тот, что был повыше, назвавшийся Валуном, сел за крайний столик и попросил минералки. Сталкеры начали оглядываться на незнакомца, однако, встретившись взглядом с его другом, тут же возвращались к своим делам.
Второй незнакомец был на голову ниже первого. Широкое лицо пересекала полоса шрама, идущая от шеи к левому виску. Карие глаза визитёра были похожи на два уголька, что придавало ему грозный вид. Он сел за стол рядом с другом и проговорил.
— Кто-нибудь играет в карты?…
Не помню, почему я поднялся с места. Может, победив компьютер в карточных баталиях, я просто зазнался, а может эти двое казались мне никудышными игроками. Сколько раз я корил себя за этот поступок?…
— Я играю. — Мой голос звучал уверенно. — И довольно неплохо.
— Ну, тогда прошу за стол, проговорил незнакомец со шрамом. — Меня зовут Шериф.
Я шагнул вперёд, игнорируя предупреждающие жесты Артура.
— Спам. — Я протянул Шерифу руку, но вовремя опомнился, вспомнив что говорил Артур о рукопожатиях. — На что играем?
— На артефакты. — Спокойно ответил Валун, делая глоток минералки.
— Идёт. — Согласился я…
Говорят, всегда есть момент, когда можно повернуть назад, но дальше, после так называемой «точки невозврата», этого сделать нельзя. Сказав «идёт», я перешагнул через эту точку. Сделал шаг, отбросивший меня на самое дно жизни. Шаг, поставивший меня вровень с пьянчужками из этого бара…
Сначала я выигрывал, но на середине партии везение меня покинуло, и уже через пять минут Шериф проговорил, довольно ухмыляясь:
— Вот что мне от тебя надо: «Спираль». Она находится в…
Артур, до этого времени молча следивший за игрой, перебил Шерифа.
— Я беру долг Спама на себя. Сам он никогда не дойдёт да саркофага, а я смогу. Я принесу «спираль».
С этими словами он вышел из бара, уходя в сторону периметра. Я что-то кричал ему вслед, осознавая, что совершил, но дождь, барабанивший по асфальту, заглушал сказанное мной.
Он тренировал меня, видя во мне себя. Он пришел в зону таким же лет двадцать назад.
Я понимал, что сегодня он разочаровался во мне, и от этого на душе становилось ещё тяжелее.
В тот вечер я видел его живым в последний раз. Тогда я ещё не знал, что через двое суток он погибнет, пытаясь достать злополучный артефакт, один из редчайших в зоне.
Только потом, год спустя, я узнал имена тех немногих, кому удалось добыть «Спираль». Среди них был и Хромой. Именно после этого похода, побывав у меня на операционном столе, он получил такую кличку…
Всю ночь я не мог уснуть. В голову лезли тяжелые мысли. Во сне я видел Артура. Он звал меня.
Наутро третьего дня после ухода Артура в Зону, в дверь моей квартиры позвонили.
На пороге стоял Валун. За его могучей спиной виднелся силуэт Шерифа. Я сразу понял, зачем они пришли… сказать, что Артура больше нет.
* * *
Хоронили Артура два дня спустя. Здоровенные бугаи рыдали, как малые дети. Я сидел среди них, а в голове крутилась последняя фраза Артура «Сам он никогда не дойдёт да саркофага, а я смогу. Я принесу спираль».
Когда гроб опустился в пропитанную дождями землю, и пятеро сталкеров принялись орудовать лопатами, я отделился от общей процессии и побрёл по кладбищенской аллее, устланной опадающими листьями.
— Куда собрался? — Нагнал меня Валун.
— Домой.
Я, не оборачиваясь, зашагал прочь от него, вдыхая ртом сырой кладбищенский воздух.
— Должок за тобой, сталкер. — Прохрипел Валун, нагоняя меня.
— Какой ещё должок?
— Артефакт — «спираль». — Он улыбнулся. — Не забыл ещё? Сроку тебе — месяц. Не отдашь долг — отправишься вслед за другом. Понял.
Я мотнул головой в знак согласия, и зашагал ещё быстрее. За моей спиной Валун что-то объяснял подоспевшему Шерифу.
* * *
Ранним сентябрьским утром я перебрался через оживлённую магистраль, пересёк небольшой хвойный лесок, отделяющий периметр зоны от остального мира, и направился к разведанной Артуром тропке.
Тропа проходила вдоль скального массива, нависающего над ней на высоте пяти метров. Здесь бурая, лесная земля плавно переходила в серую пустошь, поросшую редкими деревьями с изогнутыми стволами, а несколькими метрами впереди металась от столба к столбу полоса колючей проволоки — внешняя граница периметра.
Чтобы пересечь периметр и войти в зону, мне потребовалось около десяти минут, а уже через пятнадцать, я аккуратно пробирался сквозь небольшой лесок на границе зоны.
— Стоять! — Раздался громкий, пронзительный голос, заставший меня врасплох.
Я обернулся, и увидел перед собой двух мародёров. Послушно подняв руки, я позволил одному из них снять с моего плеча автомат, который пятью часами ранее я аккуратно извлёк из тайника Артура.
Тот, что снял с меня М16, с «калашом» наперевес, был одет в кожаную куртку и камуфлированные штаны. Второй, стоявший чуть поодаль, держал на изготовке модернизированный винторез. В отличие от первого, он выглядел спокойно, и я моментально распознал в нём матёрого сталкера, не привыкшего волноваться по пустякам.
— Ты, кто, организм? — Осведомился первый незнакомец, осматривая мой автомат.
— Человек. — Я со злостью взглянул на него.
— Ну, понятно, что не излом. Звать тебя как?
— Спам. — Проговорил я, не отрывая взгляд от его оружия.
— Спам? Ладно, Спамми, показывай, что в рюкзаке. Делиться надо хабаром.
Я начал стаскивать со спины набитый под завязку рюкзак.
— Шевелись, урод. — Автоматчик передёрнул затвор.
— А если нет? — Проговорил я угрожающим тоном.
Стоявший всё это время молча, мародёр со шрамом через всё лицо, громким раскатистым басом проговорил:
— Зяблик, успокой этого Рембо.
Первый даже не сдвинулся с места, и я понял, что мародёр со шрамом обращается к кому-то третьему. И, видимо, этот третий стоял у меня за спиной.
Я резко обернулся, уклоняясь от удара ножа. Широкое лезвие со свистом пронеслось мимо меня, увлекая Зяблика за собой.
— Стреляй, Шрам! — Закричал автоматчик, поднимая мою М16. — Мочи урода.
Услышав это, я схватил нападавшего со спины Зяблика за рукав, втолкнув его в промежуток между мной и двумя вооруженными мародерами.
— Уйди с линии огня, Зяблик. — Прокричал Шрам, вскидывая винторез. — В сторону!
Не дождавшись реакции, он нажал на курок. Пуля прошла по касательной, разрывая куртку подмышкой у мародёра, и впилась мне в руку чуть выше локтя.
Я отреагировал молниеносно: выхватил из руки Зяблика нож, толкнул его на очередной залп винтореза, и кинулся на автоматчика.
Потеряв равновесие, Зяблик полетел на Шрама, но, встретившись с пулей, предназначавшейся мне, рухнул на землю.
Оглушенный выстрелами, я в прыжке нанёс автоматчику сильнейший удар ножом в грудь, упал, перекатился за спину ошарашенного противника, уходя от очередной пули из винтореза, выхватил из его кобуры пистолет Макарова и дважды выстрелил в сторону Шрама, но тщетно.
Матёрый сталкер играючи ушел от пуль, выпуская в меня длинную очередь. Увернуться я не успел. Тело будто обожгло, и я упал, хватая ртом сырой сентябрьский воздух. Несколько минут мой слух улавливал чьи-то голоса, прежде чем меня накрыла тьма…
— Ты как, босс? — Говорил хриплый голос.
— Нормально. Кран, Бубен, берите Зяблика и пошли. Волчок, оставь Комара. Ему уже не помочь…
* * *
Очнулся я, когда небо стало розоветь, а горячее солнце клонилось к закату. Попробовал пошевелиться, но острая боль пресекла мою попытку. Я оглядел красноватые облака, покорёженные стены АТП на горизонте, и вновь отключился.
Раз пять ко мне возвращалось сознание, сменяя беспамятство. Наконец перед глазами перестали плясать тени, и в голове прояснилось.
Я приподнялся с холодной земли и замер от ужаса. В нескольких метрах от меня огромный псевдопёс кромсал зубами кровавое месиво, отдалённо напоминающее автоматчика по кличке Комар.
Лишь нож, загнанный мной по самую рукоять в грудь мародёра, отличал его от куска свежего мяса.
Я вновь пошевелился, ощупывая пробитый бронежилет. А чего я ожидал? Винторез с лёгкостью пробивает экзоскелет Монолитовцев, сбивает вертолёты и валит с ног псевдогигантов, а бронежилеты пробивает навылет с расстояния в полтора километра.
Я вновь прокрутил в голове диалог Шрама со своими людьми, и переключил внимание на ужинавшего пса. Видимо до меня псу не было дела, пока перед носом лежала гора мяса. А что будет, когда он доест Комара, или ему просто надоест холодное мясо? Разумеется, он переключится на меня.
Не успел я обдумать эту мысль, как пёс поднял глаза, и встретился со мной взглядом. Внутри у меня всё похолодело, когда, приминая сухую траву, пёс переместился чуть вправо, готовясь к прыжку.
Говорят, когда человек находится в шаге от погибели, вся жизнь проходит у него перед глазами. Ничего подобного. Я видел лишь холодный взгляд пса. Только теперь я понял тех пьянчуг из бара. Не каждый выдержит, увидев сто килограммов живой смерти в метре от себя… Пёс остановился, смерив меня взглядом. А ведь о нём Артур говорил просто — маленькая зверушка. Каковы же тогда остальные?…
С клыков мутанта закапала загустевшая кровь. Он вновь подался вперёд и прыгнул. Одновременно с ним я собрал все силы в кулак и последним рывком достиг ножа, вонзённого в останки Комара. Я перекатился на спину, и выставил нож перед собой. В этот момент гигантская туша чернобыльского пса обрушилась на меня, будто могильная плита.
Я попытался высвободить руку с ножом для удара, но пёс зарычал, открывая гигантскую пасть. Вот и всё. — Подумал я, закрывая глаза, но внезапно туша монстра обмякла, и я увидел, как по животу чудовища расплывается кровавое пятно. Вдалеке что-то щёлкнуло, и мутанта вновь передёрнуло. Это стреляли из «Вала».
Я освободил правую руку, сжимавшую нож, и дважды ударил умирающее создание. Пёс заскулил, дёргаясь в конвульсиях, и, наконец, навсегда закрыл налитые кровью глаза.
— Этот не считается… — Услышал я чей-то голос.
— Как это не считается?
— А вот так…
Сталкер осёкся, удивлённо тыча пальцем в сторону лежащего человека с ножом.
* * *
Я оглядел незнакомцев. Тот, что первым меня заметил, и теперь с удивлением разглядывал, был невысокого роста, с аккуратной бородкой. На плече сталкера висел автомат «вал». Второй нёс с собой «М16». Он был высокий, и настолько худой, что напоминал высушенную мумию.
* * *
— Лич. — Проговорил бородач. — Доставай «серп». Этот ещё живой.
Худощавый Лич покопался в рюкзаке, и протянул товарищу маленький светящийся камень. Без лишних слов бородач отобрал у меня нож, отбросил подальше мёртвого псевдопса и начал расстёгивать пробитый пулями бронежилет.
— Говорил же я тебе, Лич, этот пёс не считается. — Проговорил бородач, и, обращаясь ко мне, добавил:
— Задержи дыхание, парень.
Я послушно сделал глубокий вдох и задержал дыхание. Сталкер поднёс к моей груди светящийся камень, и резко ударил об него ножом. Внутри камня что-то вспыхнуло, и свечение прекратилось.
— Можешь дышать. — Проговорил бородач, откидывая камень в сторону. — Наверное, есть хочешь?
Я кивнул.
— Тогда присоединяйся к обеду. — Проговорил он, расстилая возле одинокой ели плащ-палатку, и составляя на неё банки с консервами.
Я приподнялся, и, о чудо, боль отступила. Потрогал рукой окровавленную футболку, я вместо привычной булькающей массы нашарил аккуратный шрам.
— Удивлён? — Бородач улыбнулся.
Я опять кивнул.
— Мы этот артефакт надыбали на Ростке. Лечит он всё подряд, разве что покойников не воскрешает. Щас зарядится от вон той аномалии. — Он указал на небольшой холмик около камня. — И снова начнёт всех лечить.
Мы сели за импровизированный стол.
— Спасибо, что помог. — Проговорил я, отправляя в рот кусок хлеба. — Умер бы я здесь.
— Я — Медведь. — Улыбнулся бородач. Как нам тебя называть?
— Спам. — Я покончил с очередным куском хлеба, и теперь жадно глотал какие-то консервы. — Меня Артур так назвал.
— Знаем такого. — Протянул заунывным голосом Лич, не выпуская из рук автомат.
— Не нравится мне здесь, Медведь. Нельзя на открытой местности на долго привалы сооружать, ты ведь правила знаешь…
— Успокойся. — Перебил его Медведь. — Мы тут на долго не задержимся.
Он повернулся ко мне, и проговорил, доедая свою порцию консервов:
— И чего тебя сюда занесло? Получше места не нашел? Шарился бы себе в лагере новичков.
— Я в карты проигрался. Мне артефакты нужны, вот и пошел сюда.
— Надо было к саркофагу, в центр Зоны идти. — Усмехнулся Лич
— Что же там такого интересного в центре Зоны?
Мой вопрос поверг их в шок.
— Ну и вопросы у тебя! — Лич вновь огляделся. — В центре Зоны — Клондайк артефактов, и тот, кто проберется туда, сказочно разбогатеет. Смекаешь, куда клоню?
Я кивнул, и достал из кармана чудом уцелевший ПДА.
Надпись гласила:
«Краткая справка: АТП построили в конце восьмидесятых. Сейчас он пуст совсем. Только опытные сталкеры любят там останавливаться. Говорят что довольно безопасное место, если не заглядывать в темные углы.»
— Устарели твои сведения. — Проговорил Лич. — Зона разрастается не по дням, а по часам. Говорят, в тёмной долине месяц назад кровососы обосновались. Так что…
Он замер на полуслове, глядя прямо перед собой. Я проследил за его взглядом — метрах в ста от нас стоял лысый незнакомец в кожаной куртке и джинсах — контролёр, собственной персоны.
— Контро…лёр. — Прохрипел Медведь, и как по команде схватился за автомат, но не успел он подняться на ноги, как сильнейший пси-удар заставил его повалиться назад. Лич медленно повернулся к мутанту.
— Хозяин. — Прошептал он, глядя на монстра. — Что прикажете?
— Он его захватил!
Медведь, попытался приподняться с земли, но тяжелый ботинок Лича вдавил его в траву.
— Стреляй. — Наконец проговорил контролёр, и улыбнулся.
— Держи ствол! — Прокричал Медведь, и снова попытался встать. — Не давай ему выстрелить.
Отреагировав на это, я схватился за ствол «М16», и выпущенная Личем очередь ушла в сторону.
— Молодец. — Медведь вскочил на ноги, и ударил Лича прикладом вала.
Сталкер повалился на землю. Ну, слава богу, обезвредили.
— Контролёр!
Услышав эту фразу, я схватил лежащий на плащ-палатке пистолет, и повернулся к мутанту.
Вскинув пистолет, я нажал на курок, и с удивлением отметил, что рука сама собой поднимается к небу.
— Не смотри на него! — Закричал Медведь, но, тут же, отлетел к дереву, получив ещё один пси-удар.
Время будто остановилось. Это контролёр пытался проникнуть в мой мозг.
— Стреляй. — Прошептал он, и я послушно начал поворачивать руку с пистолетом в сторону лежащего у дерева Медведя. Всё. — Подумал я, но внезапно Контролёр содрогнулся, получая порцию дроби под правую лопатку.
Ещё через мгновение всё вернулось в нормальное состояние. Медведь поднялся с земли, и Лич, сыпля проклятья во все стороны, тоже начал возвращаться в вертикальное положение.
— Ого! Вот это номер. — Проговорил молодой сталкер лет двадцати восьми, перезаряжая дробовик.
Голос его звучал совершенно спокойно, будто минуту назад он не стрелял в самого страшного монстра зоны. Даже «ого» он произнёс с какой-то ленцой.
Я оглядел новоявленного героя: бронированный сталкерский костюм с прибором ночного видения, респиратором, и прочими прибамбасами, старенький дробовик с деревянным прикладом, испещрённым зарубками (значит, врагов он завалил не мало), на поясе две кобуры с «пустынными орлами», и ещё одна подмышкой с каким-то особо замороченным пистолетом. За спиной сталкера висел автомат Абакан.
— Да. — Отозвался Лич на его восклицание. — Такого добра я в здешних местах никогда не видел. Они. — Он кивнул на труп контролёра. — Ближе к центру Зоны водятся.
Оба сталкера уставились на изуродованный труп монстра…
Пока меня знакомили с вновь прибывшим, Медведь достал рацию. Из динамика донесся голос Военного сталкера:
— Докладываю ситуацию. Отряд в количестве шести человек под моим командованием обнаружил на вверенной территории контейнер с редким артефактом. После этого отряд попал в засаду. Двое погибли. Я остался с четырьмя ранеными на руках. Помогите, кто может. Мои координаты…
— Ну вот. — Подвёл итог сталкер с дробовиком по кличке Принц. — Ещё немного мяса для отродий зоны…
* * *
Майор Смирнов проверил боезапас. Четырнадцать патронов в автомате и две гранаты — не густо. Он аккуратно передёрнул затвор, положил автомат на колени, и воткнул в землю рядом с собой армейский нож.
У майора были перебиты колени и сломана левая рука, которой он пытался закрыться от удара кровососа. С такими ранениями стрельба из автомата превращалась в сущее наказание.
— Товарищ майор. — Прохрипел один из раненых. — У меня в рюкзаке есть ещё полрожка.
— Спасибо. — Командир принялся копаться в окровавленном снаряжении.
Пятнадцать патронов сейчас решали всё. Где-то вдалеке захрипел раненый псевдогигант, но не он, а огромный кровосос, сейчас стоял в нескольких метрах от раненых. Смирнов зарядил остальные патроны в магазин, и снова передёрнул затвор, досылая патрон в патронник. Оставалось лишь ждать.
* * *
Волчок неторопливо курил. Он прекрасно видел, как армейский патруль раздирают на части кровососы, но приказ Шрама не дёргаться был для него как закон. Сам Шрам сидел на корточках рядом с ним, держа в руках потрёпанный бинокль. Наконец он встал в полный рост.
— Вот ведь урод, этот Чёрный сталкер. Говорил, что мы этот патруль загасим, и он нам бабла отвалит немало, а сам на вояк кровососов натравил. Волчок, груз на месте?
Волчёк поглядел в прицел винтовки и проговорил:
— На месте.
— Тогда давайте, поступим так: Бубен, Кран — гасите кровососа. Волчок, мочи вояк и забирай груз.
* * *
Ничего. — Думал Смирнов. — Прорвёмся. Не впервой.
Он вновь приподнялся над травой, пытаясь разглядеть кровососа. Мутант стоял спиной к нему, громко рыча на кого-то. Смирнов, в надежде на спасение, приподнялся из травы, и услышал две короткие очереди из М16. Свои. — Подумал он, когда кровосос повалился в траву, но вместо натовских военных на пустыре показались двое мародёров — хантеров. Смирнов поднял калаш, ловя их в перекрестье прицела, но в затылок ему упёрлось холодное дуло штурмовой винтовки. Миг, и пустырь оросил кровавый фонтан. Майор упал, а убийца, как ни в чём не бывало, повернулся к раненым солдатам, расстреливая их в упор…
Закончив стрелять, Волчок повесил винтовку на плечо, и, взяв в руки контейнер с грузом, направился к Шраму.
* * *
Мы двигались по пустоши несколько часов. Начала сгущаться мгла. Я совершенно не ожидал, что Медведь предложит мне примкнуть к их группе, но всё же он сделал именно так.
— Держи ствол. — Проговорил сталкер, протягивая мне старенький «Форт», из которого я пытался застрелить контролёра. — Пригодится.
Принц с улыбкой протянул мне второй, такой же, пистолет. Я спрятал его в карман и устремился в лес, вслед за своими спутниками.
* * *
Тропа извивалась вдоль холма, и терялась в лесу. Волчок не любил эту тропку. Ещё утром здесь погиб его друг — мародёр по кличке Комар. Он осмотрелся, и, не заметив ничего подозрительного, дал сигнал остальным.
Он не любил возвращаться по своим следам. Такое уж правило было у бывшего бойца спецназа ГРУ.
— Долго ещё? — Поинтересовался он у подоспевшего Шрама.
— Километра три, потом в лесок, и ждать.
— Не нравится мне эта история. — Выдал Кран, помогая Бубну положить Зяблика на траву, но нахмурившийся Шрам лишь махнул рукой.
* * *
— Лежать! — Скомандовал Медведь, когда вдалеке раздались шаги, и тихий, хриплый голос произнёс:
— Сюда, шеф.
Мы пригнулись к земле, и, укрытые ветвями елей, стали наблюдать за происходящим на тропе. Отсюда был виден почти весь лес, небольшая полянка с остатками костровища, и заросли клёнов, опоясывающие холм.
Первым из-за холма показался Волчок. Он огляделся, и, не заметив опасности, махнул остальным.
— Это они! Они меня подстрелили! — Я подскочил с земли, но удар Принца сбил меня с ног.
— Лежи тихо. — Прошипел он сквозь зубы, и снял с предохранителя «Абакан».
Пятеро мародёров в это время расселись вокруг костровища, и вскоре над ним взметнулось яркое пламя.
— Вот уроды. — Проговорил Медведь. — Они же как на ладони. Сейчас сюда сбегутся все мутанты с Кордона.
Он тоже схватился за оружие, и замер, ожидая нападения мутантов. Вдалеке вновь раздался шорох. Кто-то неспешно шагал через заросли клёнов в направлении разожженного мародёрами костра.
Через мгновение из зарослей показался высокий сталкер в чёрном плаще. Капюшон скрывал его лицо. Он шел настолько спокойно и непринужденно, будто бы гулял по мостовой крупного города, а не по напичканному аномалиями лесу. Я опустил глаза и с ужасом уставился на разгорающуюся перед незнакомцем жарку, но он, казалось, не замечал аномалии. Вот его нога оторвалась от земли, и…армейский ботинок опустился в самый центр аномалии.
Жарка осталась неподвижной, а незнакомец, сделал ещё несколько шагов, и вновь скрылся в зарослях.
Секунда, и он шагнул к костру, загребая полами плаща клубы пыли…
* * *
— Какие люди, и без охраны. — Поприветствовал незнакомца Шрам.
Он протянул ему контейнер и расплылся в улыбке.
— А кровососа моего зачем завалили? — Голос незнакомца был полон злобы.
— Мешался. — Шрам вновь улыбнулся. — А ты что, его жалеешь? Глупая, безмозглая тварь. Таких в зоне сотни.
— Не смей так говорить. — Угрожающе пробасил незнакомец.
— Послушай, дружище, я в этой самой зоне прошел через огонь, аномалии и монстров и до сих пор жив, как ты видишь! Так что не указывай мне что говорить, а что нет.
Шрам поглядел на незнакомца в чёрном, и добавил:
— Гони деньги.
— Деньги? — Незнакомец изумился. — Вы чуть было не провалили задание, и убили моего зверька. Думаете, хозяин поощрит оплату такой работы.
— Меня не интересует, что думает твой хозяин, кто бы он ни был. Меня интересуют деньги.
— Тогда иди к монолиту, и проси чемодан денег.
Улыбка исчезла с лица Шрама, и хантер прохрипел:
— Отдавай деньги, и вали отсюда, иначе мои ребята тебя в этом костерке по кускам жарить будут.
— Тогда я более чем уверен, что это необходимо.
Руки незнакомца скрылись в глубоких карманах бушлата. Его взгляд скользнул по лицам мародёров, которые в ожидании условленной суммы глядели на него, как кролики на удава.
— Более чем уверен, что это необходимо. — Повторил Тёмный сталкер, взмахнул руками, извлекая из кармана блестящий пистолет с глушителем.
Мне показалось, что это была «берета», но я мог и сомневаться. Первым запаниковал Кран, но реакция незнакомца была невероятной. Левой рукой он извлёк из-под плаща небольшой кинжал. Изогнутое стальное лезвие сверкнуло, метнулось в сторону обречённого хантера, пригвоздив его к сосне. Увидев это, с места вскочил Бубен, но тут же осел, получив между глаз заряд свинца. Такой же заряд достался и Зяблику. Лишь Шрам успел выстрелить, но ответный выстрел сразил и его.
Поняв, что их положение безнадёжно, Волчок кинулся бежать. Он перемахнул через бурелом, словно мастер паркура, и побежал, петляя между соснами, чтобы не оказаться на линии огня.
— Да погоди ты убегать. Набегаешься ещё. — С издёвкой прокричал незнакомец Волчку, после чего выстрелил.
Мелькнувший на мгновение между стволов затылок мародёра попал в ложбинку прицела, и выпущенная пуля достигла цели.
Волчок упал. Аккуратное серое пятно входного отверстия украсило его затылок. Расправившись со всеми мародёрами, незнакомец подхватил с земли загадочный контейнер, и скрылся в лесу.
На поляне, у догорающего костра, осталось лежать пять трупов…
* * *
— Вот это да. — Принц присвистнул.
— Да уж. — Согласился Медведь. — Сработано виртуозно.
Мы подождали ещё немного, и, наконец, вышли к костру. Костёр всё ещё горел, освещая разбросанные тела. Лич присел около рюкзаков, перекладывая из них патроны себе в карманы.
— Выбирай себе трофеи. — Проговорил он, оглядывая новенькую М16 Волчка.
— А разве не запрещается брать оружие мародёров?
— Да нет. — Отмахнулся он.
Я огляделся. Около тела Шрама лежал тот самый винторез, из которого я был сегодня ранен. Я поднял его и повесил себе на плечо.
— Нам пора. — Прошептал Медведь, и указал в сторону леса, чуть левее того места, где скрылся незнакомец.
Он сделал ещё несколько шагов, прежде чем услышал приглушенный стон. Это был Шрам.
— Все сюда, он живой! — Выкрикнул Медведь.
Мы подошли к лежащему в луже крови мародёру.
— Мы ждали Кактуса. А вояки его раньше нашли. Осколок мы отбили, но Чёрный сталкер отказался платить. Что мы натворили? — Проговорил Шрам, и упал навзничь, глядя остекленелыми глазами в звёздное небо.
— Теперь понятно. — Пробасил Лич. — Это не тебя они ждали, а Кактуса.
— А кто такой Кактус? — Я взглянул на Лича.
— Монгол знает его… Знал…раньше…
Он повернулся к нам, и проговорил:
— Теперь нам пора.
Мы быстрыми шагами направились за Медведем.
— Он наступил прямо в аномалию. — Выпалил Лич, делая знак остальным, чтобы те были осторожнее. — Его должно было разорвать на куски, а он наоборот погасил аномалию. Кто он такой, чёрт побери?
— Тёмный, Наместник Хозяев, Чёрный сталкер — двойник Рэда. У него много имён. — Заявил Принц, минуя очередную аномалию. — Он — порождение зоны, посланник Хозяев. Короче, это ваш ночной кошмар.
* * *
Через час мы подошли к небольшой рощице, заложенной со всех сторон бетонными блоками. В центре рощи горел костёр. Вокруг него сидело множество сталкеров.
Пятеро из них выглядели особо солидно.
— Кактус мёртв. Осколок у Чёрного. — Проговорил Принц, садясь у костра.
— Это плохо. — Отозвался смуглый татарин, сидевший на перевёрнутом ведре.
— Да уж. — Принц поспешил сменить тему разговора. — Это Спам, мы его на Агропроме подобрали. Говорит, что знал Артура.
— Верю. Видел его на похоронах. — Собеседник Принца кивнул, и, обращаясь ко мне, представился:
— Я Монгол — главный в этом беспределе. Это наш доктор — Шприц. Этот весельчак — Утюг. Это — Феникс — единственный, выживший после встречи с жаркой. Это — Спрут. Стреляет с двух рук, так будто у него их восемь. Поэтому и Спрут. Остальных не представлю — они здесь до нас кантовались.
Татарин закончил, и обратился к Медведю:
— Рассказывай, как дело было.
Не спеша Медведь поведал Монголу произошедшую историю. Сталкер внимательно выслушал сказанное, после чего проговорил:
— Принц, останешься потом, есть разговор. А сейчас спать, ребята, завтра трудный день. Спрут, ты в карауле. А с тобой, Спам, у нас намечается долгая беседа.

Мы уселись поближе к костру, и я пересказал Монголу всё, что произошло со мной, с момента знакомства с Артуром, до встречи с ним.
Я не раз упомянул в рассказе контролера, пса, и ещё кучу всяких монстров, которые, наверное, позавтракали бы мной, не приди на помощь Лич и Медведь.
— Думаешь контролёр — самое опасное существо в зоне? Нет. Думаешь, Химера? Опять не угадал. Страшнее всего в зоне встретить человека. А знаешь почему?
— Нет.
— Контролёры убивают, чтобы жить. Инстинкт у них такой. А человек? Думаешь, из-за инстинкта эти сволочи людей мочат. Ничего подобного. Этим выродкам нравится убивать, и всё тут. А они ещё себя хантерами, тоесть охотниками называют. По мне, так и мародёрами их звать не стоит — шакалы, и всё тут.
Монгол отхлебнул чая.
— Ты слышал про чёрного сталкера. — Проговорил я, когда он вновь повернулся к костру.
— Их двое. Дима Шухов и он. Дима хороший дух зоны, а он…
Монгол замолчал.
— Кто ОН такой?
— Он называет себя Чёрным человеком, и если решил убить, то точно убьёт.
Он огляделся, после чего снял со своей руки массивные часы с пятью стрелками и протянул мне.
— Возьми эти часы, Спам, они приносят удачу.
— Нет. — Я махнул рукой. — Не верю я в эти бредни про удачу. Артур говорил, что это правда, а я всё равно не верю.
Монгол задумался.
— Вот, сегодня ты встретился со Шрамом, пережил бой с Чернобыльским псом, и не стал добычей Контролёра. Разве это не везение? Зона бережет тебя, Спам. Не знаю почему, но ты не такой как все. Поэтому возьми эти часы.
Он протянул мне подарок, как будто спешил от него избавиться, и когда моё запястье обхватил кожаный ремешок, волна жара прокатилась по организму, будто часы передали мне часть своей души.
Тогда я ещё не знал, что не далёк от правды…
Наутро мы расстались — Монгол со своим отрядом направился на Милитари, а я, получив на память от Медведя заветную спираль, зашагал к периметру…

Комментариев нет:

Отправить комментарий